Counter-Propaganda.com

Король Миндаугас, Государственный день и культ «основателя государства» (1)

неужели прославляем самого большого негодяя в истории Литвы?

15 05 2005

Древнего короля Литвы Миндаугаса восхваляют историки и воспевают поэты. Но исторические источники свидетельстуют, что Миндаугас был трусом, вероломным братоубийцой и предателем, променявшим Литву на корону.

Загадка официальной идеологии

Не везёт Литве с официальной идеологией. Удручающая полугодовая спора о том, стоит ли Адамкусу ехать в Москву на празднества шестидесятилетия победы над Гитлеровской Германией, кончилась решением, которое большинство невраждебных России людей, вспомнив молодость президента и обстоятельства его бегства из Литвы, воспринимают как оправдание нацизма.

Из-за советской оккупации Литвы почему-то никто не считает виновным Сметоны (довоенного литовского президента-диктатора), Виткаускаса (главнокомандующего) или Урбшиса (МИД), некоторые действия которых очень походят на предательство (Литва без сопротивления сдалась Красной Армии). Но в то же самое время, из-за той самой оккупации, литовские политики пытаются достичь международного осуждения Сталина, который ведь не был должником Литвы и в данном случае просто следовал интересам Советского Союза.

Но особенно возмущает в последнее время утвердившийся официальный культ «короля» Миндаугаса. Как единственный коронованный Католической церковью, правитель Литвы середины тринадцатого столетия был удостоен статуса основателя государства, его именем называют улицы и площади, ему строят памятники и выпускают его коронации посвящённые медали; даже была учреждена государственная премия имени жены Миндаугаса «королевы Марты».

Исторические герои идеализируются, им приписываются всевозможные достоинства, что делает их моральным примером для тех, кто неравнодушен своей стране.

Похожие герои имеются у многих народов, они воплощают в себе возникновение нации, основания государства и его защиты от врагов. Исторические герои идеализируются, им приписываются всевозможные достоинства, что делает их моральным примером для тех, кто неравнодушен к своей стране.

Но если повнимательней ознакомиться с историческими документами, в которых говорится о жизни Миндаугаса, получается абсолютно противоположенная картина. Исторические факты и свидетельства древних летописей о личности Миндаугаса и методов, при помощи которых он пришел к власти, недвусмысленно свидетельствуют, что символом государственности Литвы был сделан отъявленный негодяй.

Трус и интриган

Официальные литовские историки, пропагандисты и авторы школьных учебников часто представляют Миндаугаса воинственным правителем, перед заслугами которого кажутся незначительными деяния великих литовских князей, таких как Гедиминас, Кястутис и даже Витаутас.

Исторические источники свидетельствуют только о трёх (!) битвах, в которых Миндаугас сам руководил армией.

Но историки, которые стремятся узнать правду, а не выполняют чьи-то политические или религиозные пропагандические заказы, замечают обратное. Исторические источники свидетельствуют только о трёх (!) битвах, в которых Миндаугас сам руководил армией. Более того, в одной из них «основатель государства» потерпел сокрушительное поражение, а из двух других фактически трусливо сбежал. Tomas Baranauskas «Lietuvos valstybės ištakos».– Vilnius: Vaga, 2000.– с. 208.

Трудно представить себе такого «мирного» властелина того времени. Литовцев окружали грозные враги, войны случались практически ежегодно, и защита страны с оружием в руке была главной обязанностью каждого правителя. Правда, свою трусость Миндаугас компенсировал умениями плести интриги. Не отваживаясь на открытое сражение, «литовский король» был всегда готов «всадить нож в спину».

Вероломный убийца, покушавшийся на своих самых близких родственников

Как сформулировано в одном из немногих уцелевших исторических свидетельств – Волыньской летописи, «Минъдовгъ. самодръжец быв всеи земли Литовьскои…быс князящю емоу в земьли Литовьскои. и нача избивати братью свою. и сыновцы своi. а дроугия выгна изь земли и нача княжити wдин въ всеи земли Литовьскои» Там же, с. 204.. Так что в сравнении с Миндаугасом, даже Йогайла кажется вполне приличным человеком, – ведь он посягнул на жизни «только» своего дяди и двоюродного брата. Как утверждают его современники, Миндаугас убивал своих самых близких родственников, которые не могли ожидать предательства от родного брата.

«Минъдовгъ. самодръжец быв всеи земли Литовьскои…быс князящю емоу в земьли Литовьскои. и нача избивати братью свою. и сыновцы своi. а дроугия выгна изь земли и нача княжити wдин въ всеи земли Литовьскои».

Конкретнее описано неудавшееся покушение Миндаугаса на своих племянников Таутвидаса и Гедивидаса, а также их дядю Викинтаса. В 1248 году властелин Литвы послал их воевать в Русь, в их отсутствии захватил их владения и во время их возвращения в Литву пытался избавиться от своих родственников руками убийц. (Правда, те, скорее всего поучившись из судьбы других близких Миндаугаса, сумели избежать его козней)

Человек, который играл религиями

Во время мира и союза с немецкими рыцарями, Миндаугас предал веру своих предков. В 1249-1252 годах преследуемые и убиваемые родственники литовского правителя организовали против него большое восстание. Будущего короля Литвы спасли только толстые стены его замка Воруты и помощь самого лютого врага литовцев и особенно жемайтов – Ливонского ордена, которая была предоставлена на условии крещения Миндаугаса.

Миндаугас объявлял себя христианином около десяти лет – пока немецкий орден оставался грозной военной силой, и его помощь того стоила. Когда в 1260 году жемайты разбили немецкие ордены в Дурбинской битве, христианство перестало давать пользу, и с того времени христианином Миндаугаса называли только Римские папы.

Променявший Литву на корону

В 1253 году Миндаугас был коронован королём. Это сейчас официально представляется и прославляется как какое-то необычайно важное и благородное событие, которым «было создано литовское государство». Но официальные историки, которые пишут школьные учебники, не любят много говорить о цене, которую пришлось заплатить, чтобы Миндаугас мог надеть на голову кусок «освящённого» метала.

Становление Миндаугаса королём было по существу коммерческой сделкой, следуя которой, за военную помощь и корону самым ненавистным врагам литовцев того времени была официально отдана большая часть Литвы.

Уже по поводу своей коронации Миндаугас «подарил» Ливонскому ордену большие части Жемайтии и Йотвы. В следующие семь лет, как знак благодарности за военную помощь, Миндаугас отдал меченосцам большую часть территории этнической Литвы. Так как свидетелем всем дарственным грамотам был Андрей из Штирланда, бывший магистром меченосцев только до 1253 года, эти документы должны были быть составлены уже во время коронации, как плата за королевскую корону.

Целый ряд дарственных грамот, по которым Ливонскому ордену передавались литовские земли, «короновал» по истинному королевский подарок немецким рыцарям – документ, по которому в случае не оставления Миндаугасом наследников, немецким рыцарям досталась бы вся Литва. Там же, с. 206. Так что становление Миндаугаса королём было по существу коммерческой сделкой, следуя которой, за военную помощь и корону самым ненавистным врагам литовцев того времени была официально отдана большая часть Литвы и были созданы формальные предпосылки для дальнейшего присваивания всего Литовского государства.

Смерть Миндаугаса – заговор или исполнение правосудия?

Официальные литовские историки обычно оплакивают ранний конец Миндаугаса (он, разумеется, не умер своей смертью) как большую потерю для Литвы. «Благородный литовский король» представляется жертвой вероломного заговора.

Всё-таки странно, что даже в школьных учебниках никто не обращает внимания на один «сугубо личный и потому незначительный» эпизод – после смерти жены Марты Миндаугас похитил на похороны приехавшую её сестру, жену князя Даумантаса.

Миндаугас выглядит отнюдь не невинной жертвой заговора, а преступником, в отношении которого свершилось правосудие.

Вспомнив, что Даумантас был одним из главных организаторов ликвидации Миндаугаса, смерть последнего видится в совершенно ином свете. Мужа, который стремится освободить свою похищенную жену, обычно называют «рыцарем», а не «заговорщиком». А сам Миндаугас выглядит отнюдь не невинной жертвой заговора, а преступником, в отношении которого свершилось правосудие.

Хотелось бы, чтобы в Литве порядочность хоть что-нибудь значила

Без сомнения, можно разглядеть и положительное влияние Миндаугаса на судьбу Литвы. Для большинства институционных историков не играет никакой роли то, что литовцы так существенно и не поддержали пруссов, ближайший себе народ, который, оставленный один на один с Крестоносцами, был порабощен и в последствии истреблён немцами, как и ливам, а также жемгальцам и другим балтийским народам, которым было рукой подать до свободы после Дурбинской победы. Зато с гордостью подчёркивается, что в те времена зародилась традиция имитировать народы Западной Европы и главное – их религию, а также «культуру».

вопрос

Известен ли вам другой исторический правитель Литвы, который мог бы сравниться подлостью с Миндаугасом?

Да

Нет

И всё-таки Миндаугас – герой!

Что самое главное в истории – каждый решает по-своему, и вполне возможно, что начитавшиеся авторитетов исторического материализма и очарованные идеями Макиавелли официальные историки правы – без Миндаугаса не было бы такой Литвы, какая она есть теперь.

Но, даже признав исторические заслуги Миндаугаса, не хочется смириться с тем, что такой отъявленный негодяй, в сравнении с которым, даже Сталин кажется моральной личностью, объявляется символом государственности Литвы. Ведь хотелось бы жить в стране, героем которой являлся бы если не порядочный человек, то хотя бы такой, подлости которого не вошли в летописи, ну хотя бы не ничтожество и предатель.

Может идола стоило бы сменить?

Всё-таки очень неприятно краснеть, когда, ещё не познакомленные с особенностями официальной идеологии Литвы, заграничные гости, прочитав о жизни «короля», недоумевая расспрашивают, которому же Миндаугасу ставятся памятники и за какие «заслуги» можно быть удостоенным государственной премии «королевы Марты».

Юстинас Марцинкявичус посвятил Миндаугасу красивую поэму, в которой попытался оправдать его преступления, – ну и что? – ведь этого недостаточно, чтобы предательство стало подвигом, а мерзавец – героем!

Ведь в шестое июля отмечаемый официальный день государства по существу является торжественным празднованием продажи Миндаугасом своей родины, предательства, скорей всего самого вопиющего во всей истории Литвы. Правда, Юстинас Марцинкявичус посвятил Миндаугасу красивую поэму, в которой попытался оправдать его преступления, – ну и что? – ведь этого недостаточно, чтобы предательство стало подвигом, а мерзавец – героем!

Поэтому, может надо бы покончить с этой циничной традицией? – ведь поводы для празднования и даты можно поменять, улицы – переименовать, а памятники – отправить в Грутовский парк (место, где собраны памятники, связанные с коммунистическим прошлым Литвы). Только есть одно «но» – это было бы невыгодно «правящему элиту» Литвы. Ведь в сравнении с «делами» Миндаугаса, такими уж «незначительными» кажутся их собственные «делишки».

продолжение

Что об этом думаете?


Введите первые две цифры! включите картинки и пирожки

имя   

   

Каждый, кто видит и рисует небо голубым, а поля зелёными, должен быть стерилизован..

Гитлер

Counter-Propaganda.com

Counter-Propaganda.com – ru

символ

Counter-Propaganda.com

новости

заказать новости

элепочтой элепочтойRSS RSS

в социальных сетях

символ

©  Гедрюс // 2005 - 2017