Counter-Propaganda.com

«Демократия» как право убить

08 04 2005

«Демократия» – символ, который все признают, но каждый понимает по-разному, такой же как и «бог». Буш – не первый, кто этим пользуется употребляя слово «демократия» как волшебное слово, способное оправдать любое преступление.

Миллионы уже были убиты во имя демократии

вопрос

Произнесение которого слова больше оправдывает убийство безоружного человека?

«демократия»

«раса»

«бог»

 нет разницы

Буш совсем не оригинален оправдывая имперные войны и массовые убийства безоружных людей борьбой за демократию. Правительство, армия и спецслужбы США употребляют «демократию» для оправдания разнообразных своих преступных действий с 1947 года, когда Конгресс США принял доктрину Трумэна. Знаменитую «борьбу за демократию» использовали многочисленные экстремистские группировки всего мира.

Со времён Великой Французской революции 1789 года, когда якобинцы положили начало традициям демократического террора, во имя демократии уже погибли миллионы ни в чём не повинных людей. Так что по количеству своих жертв демократия успешно догоняет не только нацизм и коммунизм – самые жестокие идеологии в истории человечества, но и христианство, а также другие религии, которые распространились по миру в основном благодаря завоеваниям и порабощению или физическому уничтожению каждого, кто не соглашался с их «божественными истинами».

Демократия – универсальный символ, но его понимают по-разному

Сейчас уже мало кто осмеливается открыто сомневаться преимуществами демократии, о своей преданности ее принципам заявляют самые разные государства всего мира. Во времена правления красных кхмеров, в 1974-1979 годах убивших полтора миллиона (или четверть всех) жителей Камбоджи, последняя называлась Демократической Кампучией; истинное название Северной Кореи – это Корейская Народно-Демократическая Республика... В сталинские времена, когда десятки миллионов людей были убиты в гулагах или обречены на верную смерть посредством конфискации всех пищевых продуктов, Советский Союз провозглашал себя «единственной настоящей демократией» на свете.

Миф о США как о «самом демократическим государстве на свете»

В англоязычных СМИ и в большинстве академических изданий на английском языке, США представляются как идеал демократии, эталон, по которому можно судить о степени «настоящей» демократичности всех других государств. Конечно, выборы проводятся в США уже свыше двух столетий, но вряд ли это – главная причина такой безоговорочной хвалы. Куда более значимую роль играет влияние на СМИ и финансирование академических деятелей.

Для большинства как коммерческих, так и некоммерческих СМИ очень выгодно восхвалять США.

Американцам принадлежат большинство международных телевизионных каналов, но куда важнее их влияние местным СМИ всего мира. Американские корпорации – очень важные покупатели рекламы, так что даже умеренная критика США может обернуться большими убытками для местных коммерческих СМИ. Более того, многие из многочисленных фондов для поддержки некоммерческих СМИ были учреждены и полностью контролируются американцами. Поэтому для большинства как коммерческих, так и некоммерческих СМИ очень выгодно восхвалять США.

Уже долгое время правительство США финансирует самые разные академические исследования демократии, если не прямым способом, то через самые разные фонды. Поэтому не так уж много мировых академических авторитетов в этой области могли бы похвастаться полной независимостью от своих отношений со спонсорами из США.

Учёному, который плохо отзывается об американском политическом режиме, трудно надеяться на хорошее финансирование, не говоря уже о перспективах карьеры. Поэтому вполне закономерно, что большинство влиятельных, и «хорошо слышных» политологов считают идеалом демократии США и их самых верных последователей, таких, как Объединённое Королевство, как будто Швейцария и Скандинавские страны вообще не существуют.

Так что отождествление США с демократией в основном выражает мировое экономическое (а также политическое и военное) доминирование американцев. Но в случае умеренного влияния США на государство, «совершенную демократию» там обычно отождествляют с местным государственным строем. Свой политический режим превозносят не только в США, Китае, Франции или Зимбабве, похоже, думают и в Бельгии, Иране, Германии, а также в Корейской Народно-Демократической Республике.

Понятие демократии изменяется со временем

Само слово «демократия» (по-гречески – власть народа) придумано в древней Греции. Сейчас мы понимаем его в основном как формирование органов власти посредством всеобщих свободных выборов, но в древних Афинах демократия значила участие в управлении государством всех граждан (мужского пола), принимающих важнейшие решения и законы, а также назначающих государственных чиновников во всеобщем собрании.

Нынешнее понятие демократии утвердилось только в ХVII веке. Сначала демократически управляемые государства долго не продерживались – раньше или позже появлялся сильный человек и брал власть в свои руки; или раздираемых внутренними распрями демократов завоёвывали соседние монархии. Особенно неудачно демократия закончилась для Литовско-Польской Жечпосполиты, которая за 200 лет из одной из самых могущественных Европейских стран стала лёгкой военной добычей и в 1795 году была окончательно разделена между Россией, Пруссией и Австрией.

Трудно предсказать, что демократия будет значить через сто лет или даже через несколько десятилетий.

Понятие представительной демократии тоже изменялось со временем. Довольно долго право участия в управлении государством понималось как исключительная собственность состоятельных мужчин; и только во второй половине XIX века было начато говорить о политических правах женщин и рабочих.

Как суфражисткам, так и профсоюзам пришлось изрядно побороться, чтобы политические права стали действительно всеобщими. И даже сейчас неясно, повезло бы им или нет, в случае если правительства «западных» государств придумали бы какой-нибудь другой способ уговорить их не организовать чего-нибудь похожего на Российскую революцию 1917 года – ведь швейцарские женщины получили право голоса только в 1971 году.

Чернокожие граждане южных штатов США почти два столетия не имели реальных политических прав и практически не могли занимать государственных должностей. Так что до 1965 года, когда был принят знаменитый Акт о правах голоса, демократия США полностью подходила под описание того, что обычно называется расизмом.

Так что каждый понимает демократию по-своему, в зависимости от своего места и времени рождения, культурной среды и традиций. Индивидуальное мировоззрение здесь играет первостепенную роль, поэтому понимание демократии очень напоминает религию. В обоих случаях решает привычка и вера. По той же самой причине, трудно предсказать, что демократия будет значить через сто лет или даже через несколько десятилетий

Совершенная демократия не существует

Понимая демократию буквально – как власть народа, это должна бы быть такая политическая система, где правительство выполняло бы волю большинства граждан. Пока этого ещё не может гарантировать ни один из существующих государственных строёв, даже в тех случаях, когда насчёт общественной позиции не остаётся никаких сомнений.

В США, где власть разделяют между собой две очень похожие партии, их контролирующие маленькие группки влиятельных людей могут позволить себе нейтрализовать любое проявление гражданской воли. Это убедительно показала политика правительства США во время Вьетнамской войны. Тогда ни демократы, ни республиканцы практически не обращали внимания на массовые демонстрации американцев. Политики спокойно цитировали результаты социологических опросов, обычно финансированных их же коллегами, а армия США много лет защищала безнадёжно коррумпированный режим Южного Вьетнама.

Проблема двух партий не стоит так остро в Западной Европе, но и там правительства позволяют себе игнорировать общественное мнение. Они так и не осмелились предпринять каких-либо существенных действий против Израиля, хотя большинство населения Европейского Союза считали это государство самой большой из угроз миру на Земле. Многие «западные» государства посылали свои войска для поддержки оккупационного режима в Ираке, не обращая ни малейшего внимания на однозначное неодобрение со стороны своих граждан.

Многие марксистские теоретики заявляли (следуя масонам), что лучший метод для осуществления власти народа – это правление одной партии. Таким способом можно было бы избежать межпартийных споров и пустого позирования, и партия могла бы сосредоточиться на истинных потребностях людей. Пока что никому ещё не удалось построить социализм, и большинство коммунистических государств развалились в насилии и коррупции.

Всё-таки Ленинская идея о демократическом централизме ещё не умерла и может возвратить свою былую популярность в случае дальнейшей экономической удачи Китая или даже относительного провала США и Западной Европы. Ведь «западная демократия» уже успела скомпрометировать себя и перед оккупацией Ирака.

Провал западной демократии в Африке

США и государства Западной Европы представляют собой пример завидного успеха во многих областях. Часто их удачу пытаются объяснять их конституционным строем – как результат «западной демократии». Когда и Западная Германия, и Япония достигли невероятных экономических успехов после Второй Мировой войны, некоторые влиятельные лица подумали, что «демократической» можно сделать каждую страну, написав ей демократическую конституцию и учредив нужные политические и общественные институты.

Может быть, США, ООН и прежним колонизаторам, придумавшим навязать своё понятие демократии всему миру, прежде всего надо было бы открыто признать свою прямую ответственность за то, что происходит в Африке в последние два десятилетия: нужду, болезни, отчаяние и, прежде всего, – войны и миллионы убитых ни в чём не повинных людей.

Опыт демократизации Германии был применен во время конструирования независимых государств на месте африканских колоний. Прежние колонизаторы, горя желанием сохранить власть над прежними источниками своего благополучия, очень старались сохранить их границы и формировать государственные органы на основании структур колониального правления. Конституции большинства африканских государств были написаны следуя конституциям прежних метрополий и с активной «помощью» бывших властелинов.

Но в Африке демократия по рецептам США, ООН и Западной Европы обратилась всеобщей трагедией. Колонизаторы не успели полностью истребить африканскую культуру, и каждое племя хотело жить по своим традициям. Абсурдное требование бывших хозяев сохранить централизованные колониальные структуры создало прекрасные условия для разжигания межэтнической ненависти, и демократия в Африке быстро переросла в вооружённые конфликты, а потом – и в межплеменные войны и геноцид.

Монархии и даже диктатуры оказались в Африке куда более эффективными, долговечными и, следовательно, более мирными, чем демократии. Поэтому, может быть, США, ООН и прежним колонизаторам, придумавшим навязать свое понятие демократии всему миру, прежде всего надо было бы открыто признать свою прямую ответственность за то, что происходит в Африке в последние два десятилетия: нужду, болезни, отчаяние и, прежде всего, – войны и миллионы погибших ни в чём не повинных людей.

Неудачный миф про «западную демократию»

Китай избежал участи африканских стран и сейчас становится экономически успешнейшим государством на свете, тем самым отвергая пророчества о «смерти коммунизма» после развала Советского Союза. С другой стороны, трудно представить себе, сколько китайцев было бы сейчас в Китае, если бы там была внедрена США и Западной Европой так горячо рекомендуемая «западная демократия». Партии, которые высказывались бы за политику одного ребёнка, не имели бы никаких возможностей прийти к власти, и мир уже стоял бы на грани гуманитарной катастрофы невообразимых масштабов.

В похожий способ как «воля бога» во времена иезуитов, в эпоху Буша слово «демократия» часто звучит не иначе как ничем не ограничиваемое право сильного делать всё что угодно с тем, кто слабее его.

Несмотря на многочисленные комплименты, власть народа нелегко рассмотреть и в послекоммунистических режимах Средней и Восточной Европы. Их конституции также были написаны по примеру США и Западной Европы, но абсолютное большинство граждан здесь практически не имеют никаких возможностей хоть как-нибудь повлиять на своё правительство.

Большинство людей в послекоммунистических странах такие бедные, что вряд ли в близком будущем у них появятся финансовые возможности создать такие профсоюзы, партии и СМИ, которые хоть сколько-то защищали бы их интересы. Поэтому люди здесь ещё долго не будут ходить на выборы – потому, что не будут иметь за что голосовать; коррупция будет процветать, кое-где приближаясь к уровню самых коррумпированных африканских стран; а социальное неравенство будет дальше расти большими темпами. В некоторых регионах только большие объёмы гуманитарной помощи из Западной Европы помогают избежать социальной катастрофы.

Так что нет основания утверждать, что демократия по примеру США или Западной Европы подходит для всех и всегда. Введение такого государственного строя посредством вооружённого переворота или оккупации может кончиться если не междоусобной войной и геноцидом, то брутальной олигархией и неконтролируемой коррупцией, надёжно спрятавшимися под «правильными» лозунгами. Правда, есть ещё один аспект, о котором эксперты демократизации особенно не любят говорить – только что учреждённые демократии очень легко и удобно контролировать и эксплуатировать их наставникам.

Право убить

Так что, несмотря на вполне обоснованные претензии на универсальность, демократия всё ещё остается туманной идеей, которую каждый понимает по-своему. Для одних она приносит богатства, для других – нужду; та же самая модель демократии, которая приносит одним странам процветание и могущество, для других может обернуться трагедией. Так что в этом смысле «демократия» ничем не отличается от других символов, эксплуатируемых мировыми идеологиями.

И нет существенной разницы между речами, которые произносятся во время убийства невооружённого человека – про высшую расу, диктатуру пролетариата или демократию. В похожий способ как «воля бога» во времена иезуитов, в эпоху Буша слово «демократия» часто звучит не иначе как ничем не ограничиваемое право сильного делать всё что угодно с тем, кто слабее его. Включая и право его убить.

Что об этом думаете?


Введите вторую и последнюю цифры! включите картинки и пирожки

имя   

   

Все великие движения – народные движения. Это вулканические извержения страстей и эмоций, поджигаемые безжалостной Богиней Отчаяния или факелом сказанного слова, брошенного в гущу народа.

Гитлер

Counter-Propaganda.com

Counter-Propaganda.com – ru

символ

Counter-Propaganda.com

новости

заказать новости

элепочтой элепочтойRSS RSS

в социальных сетях

символ

©  Гедрюс // 2005 - 2018